Люди, внесшие большой вклад в ипподромное дело. Наша история.

Lisovin

Троеборец
Место обитания
Обнинск
#1
Наверное далеко не все люди, оставившие свой след в развитии ипподромов, всю жизнь занимались именно ипподромами. По этому, думаю у многих, будут вплетены и другие виды "коне-деятельности". Но думаю сюда можно разместить людей бОльшая часть жизни которых была связана именно с иппо, а так же рысаками или скачками.

Юрий Борисович Алексеев
(2.11.1925 — 5.08.2009)
---
Он был родственником знаменитого коннозаводчика и мецената, его предка лично знал Владимир Витт у которого Юрий Борисович учился позднее. Ещё будучи директором Московского Ипподрома Юрия Борисовича едва не перевели на должность директора Московского конного завода №1. Однако чины выше решили, что родственник бывшего владельца этих Москвореченских земель, не может быть директором...
Бывшая усадьба его отца нынче в грандиозной разрухе, хоть и находится в 5 километрах от резиденций президентов, премьеров, министров....
---
В 1944 году, окончив Серпуховское авиатехническое училище, Юрий Борисович два года служил механиком в авиационных частях Приволжского военного округа. После демобилизации, в 1946 году, Ю.Б.Алексеев поступил на зоотехнический факультет Тимирязевской академии, которую успешно окончил в 1951 году. В это же время он работал тренером по конному спорту, неоднократно выступал, был победителем и призером на Всероссийских и Всесоюзных соревнованиях по конкуру и троеборью. Свою трудовую деятельность Алексеев начал директором учебно-опытной конюшни Всесоюзного института коневодства, где активно в то же время преподавал.
С 1954 по 1960 годы Ю.Б.Алексеев был директором павильона коневодства на ВСХВ (ВДНХ), а в 1960 году перешел на должность заместителя директора Центрального Московского ипподрома. С 1965 по 1969 гг. Юрий Борисович работал начальником отдела коннозаводства Всесоюзного треста конных заводов и ипподромов, а в течение последующих пяти лет возглавлял Московский ипподром. В то время, благодаря непосредственному участию Юрия Борисовича Алексеева на ипподроме был построен знаменитый манеж, капитально отремонтированы все дорожки ЦМИ, построено несколько конюшен и жилье для работников ипподрома. За эти же пять лет на Центральном московском ипподроме было установлено 16 Всесоюзных рекордов.
С 1974 года на протяжении пятнадцати лет Ю.Б.Алексеев работал в аппарате Министерства сельского хозяйства на разных должностях. Он был заместителем начальника «Союзплемживобъединения» МСХ СССР, начальником отдела по племенной работе, экспорту и испытаниям племенных лошадей Главного управления коневодства и коннозаводства МСХ СССР. В 1987 году Юрий Борисович достиг пенсионного возраста, но еще долго продолжал свою трудовую деятельность в любимой области: работал начальником отдела коннозаводства Всесоюзного объединения коневодства и коннозаводства, зоотехником в опытном тренотделении ВНИИ коневодства, зоотехником на ЦМИ по верховым и рысистым испытаниям.

1545400876746.png


1545400907354.png

взято тут - Стена
 

Летучая

Мастер Флуда
Место обитания
Сосны и песок
#2

Летучая

Мастер Флуда
Место обитания
Сосны и песок
#3
Магомет Алхазович Каппушев родился 12 декабря 1972 года в селе Красный Курган Малокарачаевского района Карачаево-Черкессии. Закончил Александровский сельскохозяйственный техникум и Казанскую ветеринарно-медицинскую Академию. Любит читать книги по психологии и исторические произведения. Кинопредпочтения – старые советские кинокомедии. Любимое блюдо: домашние хычины (лепешка с картошкой и сыром) с домашней сметаной. Отец – Алхаз Ахматович Каппушев, один из лучших жокеев СССР. Мать – Мариям Исхаковна, учитель русского языка и литературы.

Казалось бы, если отец – жокей, то и детям дорога на ипподром. Летом сверстники ехали в пионерский лагерь, а для Магомета Каппушева, его братьев и сестер местом летнего отдыха становился ипподром… Краснодарский, Ростовский, Тбилисский… Впрочем, по стопам отца в итоге пошли только двое из 8 детей одного из лучших жокеев в СССР Алхаза Каппушева – Магомет и Мерзабек, несмотря на свой юный возраст уже делающий первые успехи в скачках на ЦМИ. «Я не мечтал связать свою жизнь с лошадьми, стать жокеем, я просто жил среди этого, точнее, жил этим», – рассказывает Магомет. В детстве Магомет Каппушев мечтал стать таксистом и хорошо, что не стал, ведь тогда бы поклонники скачек лишились возможности наблюдать красивейшие победы мастера. Рассказывать о Каппушеве сложно. Он – законченный оптимист, как и многие коллеги, на ногах с 4-х утра и до поздней ночи, но при этом не похож на других жокеев, абсолютно не суеверен и верит только в Аллаха и в себя, а когда садится на лошадь, говорит только одному ему ведомые слова. В отличие от своих коллег практически не имеет собственных примет, разве что только делает все с правой ноги: встает утром, одевается, выходит из дома, заходит в конюшню… Потому что по Корану так положено… Через руки Магомета Каппушева прошло множество лошадей, список его побед впечатляет и абсолютно не желает помещаться в рамки журнальной статьи, тем не менее в жизни каждого жокея есть самые запоминающиеся победы и самые дорогие лошади… «Залог победы – это совокупность многих факторов. Чувство лошади, правильная подготовка к старту, единение с ней. Нужно прочувствовать лошадь по скачке, верно разложить ее силы по дистанции, понять психологию соперников и многое другое...» |

Самая значимая в жизни Магомеда , по его словам ,состоялась когда ему было 14 лет, и так сложились обстоятельства, что его посадили скакать на одного жеребца, от которого отказался известный в те времена жокей. Он посчитал, что лошадь не достаточно хорошая. Он даже не пошел смотреть скачки, а когда вечером спросил о результате, не поверил, что я выиграл. А для меня эта победа тогда очень много значила, ведь мне удалось обыграть настоящих мастеров…
Ребятам мечтающим стать жокеями Магомед советует.

Терпение... И главное, не опускать руки. К сожалению, в нашей стране труд жокея оплачивается плохо, но нужно терпеть, идти к цели, и тогда все получится! По собственному признанию, не сложись скаковая карьера, Магомет Каппушев стал бы начконом, так как обладает хорошей памятью, запоминая практически полностью родословные всех лошадей, проходящих через его руки, но главное, умеет чувствовать и видеть лошадей, что дано отнюдь не каждому коннику…
текст- Анна Бузыкина
фото- Наталья Будычева




 

Летучая

Мастер Флуда
Место обитания
Сосны и песок
#4
И ещё пара фото Магомета, пока он скакал на ЦМИ. автор Алекс Корсо








 

Летучая

Мастер Флуда
Место обитания
Сосны и песок
#7

Фукусима

Разрядник
Место обитания
Efremov
#11
А.П.КРЕЙДИН.
Анатолий Петрович Крейдин входил в плеяду выдающихся тренеров-наездников Московского ипподрома второй половины XX столетия. Как представитель классической русской школы, он стал продолжателем дела замечательного наездника Петра Ивановича Ситникова, выступавшего на смоленских лошадях Петушке, Трепаче и Прюнели.
kr10001.jpg


Лучшие годы своей жизни А.П.Крейдин посвятил работе с русскими рысаками Смоленского ордена Ленина конного завода имени С.М.Буденного. Им были подготовлены многие резвейшие лошади, среди них великолепные ипподромные бойцы Чибис, Чародей, Лот, Павлин, Ночлег и Плющ. Будучи пятикратным победителем в Большом Всесоюзном призе (Дерби) и семикратным обладателем «Приза Элиты», А.П.Крейдин внес большой вклад в дело развития советского коннозаводства и рысистого спорта. Выступления смоленских рысаков в руках А.П.Крейдина на ипподромах Финляндии, США имели заслуженный успех.

В начале шестидесятых годов А.Крейдин занимался тренингом русских рысаков Лавровского конного завода. Этапным событием в его карьере стала победа на сером Альбоме (Первенец-Авось) в Большом Всесоюзном призе 1965 года. Соперниками Альбома были дубровский Отказ (А.Хирга), злынская Бегучая (А.Рощин), александровская Ласточка (П.Лыткин). В этой компании он уверенно выиграл два гита, имея лучшую резвость 2.07,6. Четырнадцать лет напряженной работы потребовалось А.Крейдину, чтобы выиграть свое первое Дерби. В этот день ему сопутствовал большой успех в призе Элиты на Апогее и в призе Ириса (теперь приз Гильдейца) на Атласе. В старшем возрасте Альбом стал резвейшим среди сверстников - 2.03,9. В конном заводе «Культура» от него был получен сын - Ветеран 2.00,6.
albom_2.jpg



Затем А.Крейдин начал работать с лошадьми Смоленского конного завода, в котором производителем был Опричник 2.06 (Оригинал- Проза) линии Налима. От него были получены сыновья Чародей, Лот, Поиск, а также внук - Ночлег. Все они находились в тренинге у А.Крейдина и удостоились звания дербистов.

Родился Анатолий Петрович Крейдин 20 января 1928 года в селе Хреновое Воронежской области. Там и сегодня расположен Хреновской конный завод - колыбель орловского рысака. В этой «колыбели» вырос мальчик Толя, помогая взрослым ухаживать за лошадьми после их возвращения из эвакуации. Специальность Анатолий получил в Хреновской школе наездников. Первым его наставником был заводской наездник Иван Сергеевич Асеев. Работая на кругу Анатолий увидел знаменитого серого в яблоках рысака Морского Прибоя, которого привели на отдых с Московского ипподрома. А.П.Крейдин впоследствии вспоминал: «Мысль попасть к кому-либо из известных мастеров в обучение не давала мне покоя, будоражила воображение». Наконец, ему доверили сопровождение молодняка в Москву. Посещение Московского ипподрома привело его в восторг, особенного ему понравился и запомнился «удар судейского колокола, бросающий шеренгу рысаков вперед».

В 1951 году Анатолий был принят на работу конюхом на ЦМИ. Через два месяца его назначили помощником наездника в тренотделение Ивана Петровича Снеткова. Через год ему присвоили звание наездник второй категории и перевели в тренотделение известного потомственного наездника Виктора Эдуардовича Ратомского. В одном из очерков журналиста Ю.Арутюняна упоминается, что В.Э.Ратомский предложил молодому наезднику заняться строптивой, строгой в езде кобылой Перепиской. Анатолий подобрал ей простую уздечку с кожаными удилами, подходящий чек, укороченные вожжи. После систематических тихих работ и купаний кобыла успокоилась и поехала в руках Анатолия. Бригадир поздравил его и напутствовал: «Смотри, пробуй, запоминай». А дальше были три десятилетия профессиональной, интересной работы на конюшне и на ипподромном круге. Получая партию молодых лошадей, ему приходилось решать уравнение со многими неизвестными. Он считал, что «в искусстве узнать, а потом взять у рысака его будущие резвые секунды и заключается вся трудность и сложность нашей увлекательной профессии».

Бригадиром тренотделения А.Крейдина назначили в 1961 году, а через два года ему присвоили звание мастера-наездника. В тренотделении были выращены великолепные ипподромные бойцы, в том числе Осман - победитель в призе Элиты 1967 года и Чибис - победитель приза Элиты 1970 года. В тренинге находился подающий надежды жеребчик Чародей. Он выиграл Большой трехлетний и приз памяти В.О.Витта. В Большом Всесоюзном призе 1970 года его главными соперниками были лавровский План (В.Кочетков) и Встречный (В.Ратомский), полученный от случки в США. В руках А.Крейдина Чародей в первых двух гитах водил бег и завершал его мощным броском, имея лучшую резвость 2.07,2. Приз Элиты Чародей выиграл резвее в 2.06,1. После успешной беговой карьеры этот отлично сложенный крупный жеребец (рост 165 см) получил заводское назначение. Среди потомков Чародея двадцать два рысака класса 2.10, в том числе семь рысаков класса 2.05. Лучший его сын в 11-летнем возрасте волжский Шток (Ю.Карташов) выиграл «Кубок России» на Раменском ипподроме в рекордную резвость 2.01.

В следующем году А.Крейдин участвовал в розыгрыше Большого Всесоюзного приза на гнедом Лоте (Опричник-Лемма), среди его соперников были дубровский Колчедан (В.Кочетков), злынский американский рысак Алый Мак (С.Тарасов) и казанский Дунай (М.Фингеров). В упорнейшей борьбе Лот выиграл два гита. Резвейший в ставке, он завершил беговую карьеру с рекордами 2.00,5р; 3.06,6р; 4.27,7. В 1974 году он был признан чемпионом ВДНХ и стал производителем в родном заводе. От него получены 25 рысаков класса 2.10.

После двух побед подряд Смоленский конный завод вошел в число передовых хозяйств.

Особое место в карьере А.П.Крейдина занимал Павлин - победитель 20 традиционных, в том числе 7 международных призов. В беге на свидетельство резвости в Одессе он установил три абсолютных рекорда 1.58,8р (1600 м), 3.03,0р (2400 м), 4.06,1р (3200 м). Последний не побит и поныне. В розыгрыше Большого Всесоюзного приза 1972 года Павлина считали фаворитом. Однако Дерби выиграла великолепная дубровская Гугенотка под управлением талантливой А.М.Ползуновой в рекордную для приза резвость 2.04,7. Кстати, аналогичная ситуация произошла с Петушком - прадедом Павлина. Несмотря на это, А.Крейдин по-прежнему доверял Павлину, который реабилитировал себя, выиграв приз Элиты в отличную резвость 2.02,9. 18 июля 1974 года Павлин бежал на свидетельство резвости и установил абсолютный рекорд Московского ипподрома на 1600 м, показав резвость 2.00,3р. Спорткомитет СССР наградил А.Крейдина золотой медалью, а дирекция ЦМИ премировала работников тренотделения. Павлин был всеобщим любимцем московской публики. Особенно хорош он был на ходу. Следует согласиться с мнением В.Чебаевского, который писал: «Талант наездника А.П.Крейдина превратил очень красивую лошадь в выдающегося рысака экстра-класса».

Работа в тренотделении шла своим чередом по строго заведенному распорядку. Пришла очередь работать двухлетнего смоленского Поиска (от Пальмиры). А.Крейдин очень бережно относился к крупному, угловатому жеребчику. Он начал выступать только в четырехлетнем возрасте, не зная при этом поражений. К Дерби Поиск подошел как всеми признанный фаворит. Уверенно и аккуратно проехал Поиск в двух гитах, как по заказу: резвый прием, езда по бровке и финишный бросок. А.Крейдин сложил езду «по себе», показав лучшую резвость 2.04,7. Поиск стал четвертым победителем Большого Всесоюзного приза в послужном списке выдающегося наездника. Затем была победа в призе Элиты 1979 г в рекордную резвость - 2.02,9. В следующем году в беге отдельно на время он имел отличный результат - 2.01,7р. Гнедой жеребец Поиск - породный, крупный (рост 168 см), отличного экстерьера. Его считали типичным представителем среди лошадей русской рысистой породы. В родном заводе от Поиска получены 23 рысака класса 2.10.
poisk11_1.jpg



В тренотделении А.П.Крейдина давно сложился трудовой коллектив единомышленников. Помощниками бригадира работали опытные наездники В.И.Моисеев, М.В.Козлов, М.М.Чукмарев, В.И.Шилин. Много лет отделение считалось передовым на Московском ипподроме. В 1976 году в тренинг поступил перспективный внук Опричника рыжий жеребчик Ночлег (Чародей-Непобедимая). В четырехлетнем возрасте он не проиграл ни одного старта. 9 июля 1978 года по легкой призовой дорожке стартовали 12 рысаков в первом гите Дерби. Ночлег произвольно выиграл в рекордную резвость для приза 2.03,4. Второй гит сложился неудачно. Ночлег был дисквалифицирован за проскачку. В третьем гите преимущество Ночлега было очевидным. Мастер такого уровня мог позволить себе проиграть один из трех гитов. Итак, Анатолий Петрович Крейдин на великолепном смоленском Ночлеге стал пятикратным победителем в Большом Всесоюзном призе (Дерби). Осенью Ночлег выступал на ипподроме в Хельсинки, в призе «Золотая Подкова» (2100 м), он оказал отличную резвость 1.17,1. Публика бурно аплодировала Ночлегу, точно также как в свое время Павлину. Ночлег - породистый, крупный (164 см), дельного экстерьера жеребец. На ВДНХ он признан рекордистом русской рысистой породы. От него получены 22 рысака класса 2.10, в том числе 4 - класса 2.05.

«Золотые» семидесятые годы плодотворного сотрудничества великого тренера - наездника Анатолия Петровича Крейдина с работниками прославленного Смоленского конного завода стали достоянием истории. После них возникли проблемы, связанные с развитием племенного дела. Одновременно Смоленскому заводу удалось завершить строительство нового коневодческого комплекса и заводского ипподрома. На Московский ипподром стали поступать лошади от производителей Микс Гановера и Фага. В работе еще находились Плющ и Поединок. А.П.Крейдин на Плюще выиграл приз Элиты 1983 года в резвость 2.03,3. В тот год четырехлетний Поединок остался без платного места.
nochleg.jpg


Наступил переломный 1985 год. Новые тенденции появились и в розыгрыше Дерби, который проходил в холодную погоду по тяжелой дорожке. Коренным образом изменился состав участников в пользу чистопородных американских рысаков, среди которых были четыре сына Реприза - Грот, Гренобль, Рур, Нут, а также сын Лоу Гановера - Гран Лоу. Единственный смоленский Плафон (от Фага) в руках М.Чукмарева достойно выступал в трех гитах и завоевал третий приз.
so-zritem0001_1.jpg


А.П.Крейдин был тяжело болен и осенью его не стало. Завершилась целая эпоха Крейдина в рысистом коннозаводстве и спорте. Вклад его в беговое дело трудно переоценить: он воспитал и выявил тридцать резвейших рысаков страны, в том числе легендарного рысака №1 смоленского Павлина. Среди коллег и поклонников его таланта Анатолий Петрович пользовался заслуженным авторитетом и любовью. В знак глубокого уважения у нему как к личности, одаренной от природы, на ЦМИ разыгрывается традиционный Приз памяти А.П.Крейдина. Имя Анатолия Петровича Крейдина навечно вписано в историю рысистых бегов России.

Автор - В.С.Лисичкин
 

Фукусима

Разрядник
Место обитания
Efremov
#12
27 декабря 2011 г.

38392b.jpg

ПАМЯТИ АНАТОЛИЯ ВАСИЛЬЕВИЧА ЦЕРКОВНИКОВА
27 ноября 2011 года на 74-м году жизни скончался один из признанных и авторитетных специалистов российского коннозаводства Анатолий Васильевич Церковников , директор ФГУ ГЗК «Архангельская с ипподромом». Всю сознательную жизнь Анатолий Васильевич посвятил организации и развитию отечественного коневодства.

А.В.Церковников родился 8 августа 1938 года. Потомственный конник, он четырнадцатилетним парнишкой пришел на помощь своему отцу, стоявшему у истоков Архангельской Госконюшни, и остался у любимого дела на всю жизнь. После окончания сельскохозяйственного техникума, получив профессию зоотехника, Анатолий Васильевич все свои силы и знания отдал развитию и улучшению племенного коннозаводства. С декабря 1978 года он был бессменным руководителем ГЗК. Анатолий Васильевич был признанным мастером троечной езды, каких в России единицы. Защищая честь Архангельской области в соревнованиях, конники госконюшни семь раз выигрывали кубок Северо-западной зоны. Вельская тройка выходила в чемпионы СССР на троечном чемпионате, дважды побеждала во всероссийских соревнованиях.

За годы существования Архангельской ГЗК здесь было выращено много лошадей, которые участвовали во всесоюзных соревнованиях на Московском, Тверском, Раменском ипподромах. Защищая честь Архангельской области, конники госконюшни семь раз выигрывали кубок Северо-западной зоны.

В 1992 и 1994 годах Архангельская госконюшня была победителем Всероссийского конкурса по племенному развитию коневодства.

В Архангельской ГЗК был выращен орловский рысак Апогей 2.04,8; 4.21,9 (Гаспар-Арлекина), замечательный ипподромный боец, победитель многих традиционных призов на ЦМИ и на ипподромах страны, таких, как: Осенний орловский (4-х лет), Хреновского конного завода, Зимний коневодческих ферм (4-х лет), журнала «Сельская Жизнь» и журнала «Коневодство и конный спорт». Рысаки, рожденные в Вельске, пять раз выигрывали приз Барса на Калининском ипподроме.


38396b-Apogei.jpg



Апогей 2.04,8 4.21,9 с.ж.1982 (Гаспар-Арлекина)
38397b-Apogei.jpg

Апогей - победитель традиционных призов

На долю Анатолия Васильевича выпали нелегкие годы перестройки, когда коневодческая отрасль попала в чрезвычайно тяжелое положение. Огромных трудов стоило директору не допустить развала Госконюшни, проявляя заботу о сохранении поголовья и о трудовом коллективе.

Борясь с трудностями, Церковникову удалось сохранить на «Архангельской» главное - племенное разведение. Увы – Анатолий Васильевич не успел порадоваться новым успехам дела всей своей жизни… Ведь в 2011 году, после значительного перерыва, выращенные на ГЗК Архангельская лошади вновь начали выступать на беговых дорожках Раменского ипподрома, у конезавода появилась возможность «обновить кровь» жеребцов-производителей.

Ушел из жизни замечательный конник, профессионал и энтузиаст.

Светлая память об Анатолии Васильевиче Церковникове - талантливом руководителе, добром и внимательном человеке, надежном друге и товарище – навсегда останется в памяти тех, кто его знал и с ним работал.
 

Фукусима

Разрядник
Место обитания
Efremov
#13
ВЛАДИМИР СЕМЕНОВИЧ ЛИСИЧКИН.

38646_b.jpg


В последних числах апреля 2012 года ушел из жизни Владимир Семенович Лисичкин. Конники знали Владимира Семеновича как замечательного фотохудожника.
Листая журналы,находя в интернете статьи и фото по запросу,наверняка под нужным не раз окажется "фото В.Лисичкина".Он не был пофессиональным конником,не был профессиональным фотографом или журналистом,но вот "вклад"в ипподромное дело огромен,именно "его глазами" вся страна следила за происходящим на ЦМИ,ВДНХ,и сейчас именно по его фото мы изучаем историю побед и поражении великих лошадей и наездников,да и просто жизнь ипподрома.
38657_b.jpg


Родился он в деревне Платово Тульской области. Там, после войны, в 1945 году собрали небольшое поголовье «демобилизованных» лошадей. Многие были покалечены на войне, страдали разными заболеваниями. Тем не менее, они были настоящими помощниками женщинам и детям, поднимавшим разрушенное хозяйство. С самого раннего детства мальчик находился при лошадях, прекрасных, благородных животных и навсегда отдал им свое сердце.

Но стране нужны были квалифицированные инженеры, и выпускник Московского института инженеров водного хозяйства 1959 года, был распределён на работу в Проектно-изыскательский институт «Росгипроводхоз».

Лисичкин Владимир Семенович прошел путь от простого инженера до руководителя аппарата представительства Минводхоза РСФСР в МНР, был великолепным специалистом, имел правительственные награды… И при этом он никогда не упускал возможности пообщаться с лошадьми. Куда бы его ни забросила судьба, в Якутию, Монголию, Кампучию или Алжир, где Владимир Семенович занимался организацией строительства плотин и дождевальными системами, всюду он находил лошадей. Фотографировал их, собрал огромную коллекцию фотографий лошадей от аборигенных пород до великолепных орловских рысаков.

В Музее коневодства МСХА им. К.А.Тимирязева прошли две персональные фотовыставки «Рысаки» и «Красота коня в беге».
38675_b.jpg


Орловский рысак занял особое место в творчестве Лисичкина. В конце 1980-х, порода была на грани исчезновения, и только совместными усилиями ВНИИКа, работников конных заводов, долгое время работавших практически бесплатно, журналистов-конников, общественности орловский рысак возродился и успешно выступает на ипподромах России и многих других стран.

В 2009 году прошли ещё две персональные выставки в Московском конном заводе №1, посвящённой 85-летию его создания и в павильоне «Коневодство» Всероссийского выставочного центра под названием «Орловский рысак – краса и гордость России».

В 2010 году из печати вышел альбом «Орловский рысак в объективе» (типография ВЕБ), в котором собраны фотографии орловского рысака за сорок лет. Этот альбом уникален. В нем можно увидеть победителей приза Барса с 1967 года.

На страницах журнала «Коневодство и конный спорт», «Рысак и скакун» за последние десять лет было опубликовано около тысячи фотографий с различных соревнований.

В любую погоду, зимой и летом, под жарким солнцем и под проливным дождем можно было видеть фотографа-энтузиаста, снимавшего на беговых дорожках Московского ипподрома. Нам будет не хватать этого солнечного человека, его улыбки, его готовности поддержать друзей.



В 2010 году конники отмечали 75-летие Владимира Семеновича, многие журналы поместили статьи о нем, интервью с ним и его воспоминания.
Вот отрывак одного из интервью.

— Когда вы увлеклись фотографией?

— Свой первый фотоаппарат — «Зенит» — я купил в 1962 году, когда родилась дочь. Как-то раз у нас, в министерстве, устроили фотовыставку, и я неожиданно занял на ней первое место!

— А когда в вашей жизни снова появились лошади?

— Был такой момент в министерстве. Начальником отдела канцелярии была Н.В.Гайворонская, участник войны в кавалерийской дивизии. Она предложила организовать учебную группу верховой езды в ДСО “Урожай” в Сокольниках. Я собрал группу из 6 человек, и мы стали ездить верхом, даже выступали на каких-то мероприятиях.

Лошади у нас были интересные — арабы, дончаки, орловцы... Мы прыгали через препятствия, но больше всего внимания уделялось фигурной езде. В это же время в нашем клубе занималась и Елена Петушкова у тренера Е.Л.Левина.

На ВДНХ проводились традиционные воскресные выводки. Круглый год там работали две конюшни. Я познакомился и подружился с замечательным мастером троечной езды Василием Павловичем Туриевым. У него была чудесная тройка с коренником по кличке Грильяж, сыном знаменитого тульского Жара. Я с детьми приезжал к нему, он запускал нас на конюшню погреться, поил чаем, а потом катал на тройке.

Очень интересными были на ВДНХ выступления русских троек по линии Интуриста. И я все это фотографировал.
38662_b.jpg


С 1969-го года меня захлестнул ипподром. Хотя вначале я больше «варежку разевал», чем снимал, на круг тогда не пускали, он был оцеплен милицией.

— Как началось ваше многолетнее сотрудничество с журналом «Коневодство и конный спорт»?

— В то время я был заведующим корреспондентским пунктом журнала «Гидротехника и мелиорация» на общественных началах. И мне пришлось ездить в издательство «Колос». Там оказалось, что наша редакция находится рядом с редакцией журнала «Коневодство и конный спорт». Мне предложили показать фотографии главному редактору Евгению Валентиновичу Кожевникову. Так, в начале 1970-х годов и началось наше сотрудничество.

С Евгением Валентиновичем мы были ещё коллегами по обществу Советско-монгольской дружбы. Он очень любил Монголию, мы сошлись и на этой почве. По его просьбе я написал в журнал «Монгольские заметки». Ещё он уважил меня — поместил мою фотографию “Борьба у финишного столба” на развороте, на которой завершают бег с поля - Лель (А.С.Козлов), Павлин (А.П.Крейдин), Дунай (М.С.Фингеров) и Варяг (С.В.Тарасов) — весь цвет рысистого мира!

— Скачки вы тоже снимали?

— Среди рысачников скачки не приветствовались. Но ведь нельзя не пойти на Дерби! Первый кадр я снял в 1967 году, и, как потом оказалось, удачный.

Пришлось фотографировать скачки в середине 1980-х годов, когда я стал постоянным фотокорреспондентом журнала “Коневодство и конный спорт”. К великому сожалению, уже не было М.А.Еркова и Н.М.Плахова, а В.М.Никифоров редко приезжал из ВНИИКа.
38666_b.jpg

Флоридон,дербист 1978

— В конные заводы вы тоже ездили?

— Сначала я посетил Московский конный завод №1, а затем часто бывал в Терском конном заводе №169. Директор московского завода И.Д.Гусев и начкон Д.Я.Очкин пригласили журналиста Т.К.Ливанову и меня, чтобы оформить брошюру “Московский конный завод №1: экономика хозяйства на подъёме”. Это была моя первая работа, которая получила положительный отзыв.

— Экстерьерный снимок - сложное дело?

— Очень сложное. На ходу лошадь удачно снять легче. Экстерьерный снимок — по своей сути — художественный. И если лошадь не на духу, если она плохо вычищена, если выводчик плохо одет, площадка не совсем ровная, солнце слишком высоко или слишком низко, может получиться совсем не то, что нужно. Такой снимок требует и знания специфики экстерьера лошади. Я много читал на эту тему. Очень много информации почерпнул в журнале «Коневодство и конный спорт», там было огромное количество материала. Плюс практика. Когда глаз намётан, уже чувствуешь: вот, сейчас должно что-то произойти…

— И всё это вы делали — в свободное от основной работы время?

— Конечно. По выходным и в отпусках. Ни в какие санатории не ездил, в Сочи никогда не был, впрочем, я и так много путешествовал…

— Помимо журнала «Коневодство и конный спорт» где ещё можно увидеть ваши конные работы?

— В конце 1990-х появились новые конные журналы, они стали брать у меня материалы, архивные фотографии. Фотографии и статьи были востребованы в журналах «Золотой мустанг», «Конный мир», «Беговые ведомости». В журнале «Рысак и скакун» от первого до последнего номера я был соавтором.

Мои фотографии можно было увидеть на выставках — «Эквирос», «Иппосфера» в Ленэкспо. Персональные выставки прошли в Музее коневодства, на ЦМИ и ВВЦ.

— Какие люди конного мира произвели на вас наибольшее впечатление?

— В первую очередь это Евгений Валентинович Кожевников. Я очень благодарен ему за то, что он поддержал мой интерес к конной фотографии, понял, что будет толк в этом деле.

Он давал мне такие, к примеру, задания: «Владимир Семенович, завтра поезжайте на ВДНХ и снимите мне тройку, которая ест снег». Я начинал соображать и догадывался, что это значит: пристяжки должны идти с круто изогнутым шеями, мордами касаясь сугробов.

Мы проводили Евгения Валентиновича в последний путь на 95-м году жизни.

Очень интересным человеком был заслуженный тренер России Елиазар Львович Левин. Можно только предполагать, что значило в то время поднять ДСО «Урожай» и вывести в чемпионы Елену Петушкову…

Сама Елена Петушкова была тоже неординарной личностью.

Вообще люди того времени были необыкновенно яркими и они, как и весь конный спорт, были гораздо более популярны и востребованы, чем современные конники — к моему великому сожалению.

Наши современники – два великих мастера-наездника международного класса Михаил Владимирович Козлов, 8-кратный победитель Дерби, и Анатолий Сергеевич Козлов, 4-кратный победитель Дерби.

— Они не родственники?

— Нет, однофамильцы.

Мне довелось впервые фотографировать в 1977 году А.С. Козлова на уфимском дербисте Гиалите и в 1986 году М.В.Козлова на пермском дербисте Кипре.

Самым скромным из всех великих наездников был Анатолий Сергеевич Крейдин, он лучше всех понимал лошадь, никогда не разговаривал во время работы, и видел я его только на призовой дорожке. Буквально за несколько дней до кончины он подошел ко мне, пожал руку, как будто прощался…

Могучая личность - Владимир Иванович Фомин, мастер троечной езды Владимирской ГЗК. Он одним из первых стал возрождать традицию троечной езды, часто демонстрировал русские тройки за рубежом. В 1979 году у него была очень красивая чемпионская тройка — орловская, светло-серая, с коренником Колокольчиком.

— Могли бы вы назвать какой-нибудь особенный день, езду, лошадь, которые запомнились вам больше всего?

— Больше всего мне запомнились первые заезды, которые я снимал на Центральном московском ипподроме в 1969 году, тогда мне удалось сфотографировать тульского орловца Жара в руках М.Г.Пупко и смоленского русского рысака Чибиса в руках А.П.Крейдина. Обе лошади отличались необычайной красотой движений.

Запомнился дербист Кипр, который мог на призовой дорожке совершать резвые броски на любом участке дистанции. Удивительное чувство возникает, когда рысак летит. Его надо видеть, его надо пережить.

— Что для вас орловский рысак?

— Орловский рысак, на мой взгляд, — это символ трудолюбия и, пожалуй, вдохновения.

Во-первых, у него есть характер, в котором причудливо переплелись восток и запад. И самое главное его качество — отдатливость в работе. У него огромное сердце. Если он рожден бойцом, то будет бойцом до самого конца. Ну и конечно, они очень красивы.

Подходишь к нему, он смотрит на тебя своим ярким фиолетовым глазом и как бы спрашивает: «Ну, как ты?» Орловец привязывается к человеку как-то особенно, не так как другие лошади. Это друг человека, наездника, конюха… Кстати, больше конюха, чем наездника. Ведь задача наездника — выявить рысака, т.е. взять от него как можно больше, а задача конюха — отдать ему как можно больше.

Я очень много общался со знаменитым Пионом — и на ипподроме, и в Московском конном заводе. «Пеша» был очень общительным жеребцом необыкновенного темперамента
38670_b.jpg
.
 
Сверху Снизу