Ушла Нина Георгиевна Громова....

Poker

Разрядник
Место обитания
Город первого салюта
#21
Не для того чтобы выпендриться, а из чувства глубокого уважения очень хотелось бы возложить цветы. Если кто-то собирается пойти на церемонию. либо же есть возможность купить и передать букет или венок, я готова отправить деньги на карту. К сожалению, живу в другом городе, поэтому нет физической возможности сделать это лично.
 

ronul

Разрядник
Место обитания
Москва
#22
Если удастся изменить график и не подвести клиентов так же попробую добраться до ЦМИ. Нина Георгиевна, много сделала не только для обычного Конного спорта, мало кто знает, что она была первым переводчиком правил по паралимпийской выездке. И других документов вначале Международного паралимпийского комитета а в дальнейшем паралимпийского комитате ФЕИ. Несколько раз в начале 2000х годов удавалось поработать вместе с ней на турнирах по паралимпийской выездкЕ, она была председателем апелляционного комитета. Такого интеллигентного но вместе с тем знающего и профессионального человека редко можно встретить в наше время. Ушла целая эпоха в конном спорте. В год когда Нина Георгиевна поехала на свою первую Олимпиаду моей маме исполнился ровно год со дня рождения. Это был далекий 1956 год. Это была великая спортсменка и крайне достойный человек и тренер по конному спорту. Таких больше не будет к большому сожалению.
 

Poker

Разрядник
Место обитания
Город первого салюта
#23
Если удастся изменить график и не подвести клиентов так же попробую добраться до ЦМИ. Нина Георгиевна, много сделала не только для обычного Конного спорта, мало кто знает, что она была первым переводчиком правил по паралимпийской выездке. И других документов вначале Международного паралимпийского комитета а в дальнейшем паралимпийского комитате ФЕИ. Несколько раз в начале 2000х годов удавалось поработать вместе с ней на турнирах по паралимпийской выездкЕ, она была председателем апелляционного комитета. Такого интеллигентного но вместе с тем знающего и профессионального человека редко можно встретить в наше время. Ушла целая эпоха в конном спорте. В год когда Нина Георгиевна поехала на свою первую Олимпиаду моей маме исполнился ровно год со дня рождения. Это был далекий 1956 год. Это была великая спортсменка и крайне достойный человек и тренер по конному спорту. Таких больше не будет к большому сожалению.
@ronul , если вас не затруднит и обстоятельства сложатся, дайте знать пожалуйста
 

Evgenya

сцУка беспринцЫпная
Место обитания
Москва
#25
светлая память...
 

Iolanta

стихопЛётчик-обличитель
Место обитания
Моску-понаехавск
#26
Царствие ей небесное. И ушла-то сразу после дня Святой Равноапостольной Нины, сразу после дня Ангела. Вечная память и вечный покой. Нина Георгиевна-настоящая легенда.
 

ronul

Разрядник
Место обитания
Москва
#27
К моему большому сожалению, по рабочим обстоятельствам=, не смогу вырваться на ЦМИ завтра. Но, надеюсь, что попрощаться с великой Ниной Георгиевной придут многие конники, и просто знавшие ее на разных этапах ее долгой жизни добрые люди.
Это был последний яркий представитель той далекой эпохи конного спорта, когда конники СССР на равных конкурировали с ведущими конниками мира. Жаль, что еще долго не будет звучать гимн нашей страны на турнирах первой категории по конному спорту.
 

Perfecta

Отракененная
Место обитания
Москва,ЦМИ
#28
К моему большому сожалению, по рабочим обстоятельствам=, не смогу вырваться на ЦМИ завтра. Но, надеюсь, что попрощаться с великой Ниной Георгиевной придут многие конники, и просто знавшие ее на разных этапах ее долгой жизни добрые люди.
Это был последний яркий представитель той далекой эпохи конного спорта, когда конники СССР на равных конкурировали с ведущими конниками мира. Жаль, что еще долго не будет звучать гимн нашей страны на турнирах первой категории по конному спорту.
И я,к большому сожалению,как и предполагала, не смогу завтра присутствовать из-за работы,но купила цветы и попросила нашего тренера быть на прощании.
 

Perfecta

Отракененная
Место обитания
Москва,ЦМИ
#29
попросила нашего тренера быть на прощании
Сходил.Очень много людей пришло,спортсменов, съемочные группы, журналисты,Сечина была.Сама церемония проходила в колонном зале Центрального Московского Ипподрома (в котором,к сожалению, сейчас по большей части проводятся банкеты и мероприятия).

colums-hall_0.jpg
 
Место обитания
Московская обл.
#30
Уходят специалисты высочайшего уровня, которые могли себе позволить высказывать свою точку зрения, не учитывая коньюктуру и социальный статус собеседника... Петушкова, Мишин... теперь Громова... К ним вынуждены были прислушиваться и околоконные олигархи, и внутриконные коньюктурщики, ибо никого сравнимого по авторитету и достижениям в спорте и после спорта у нас так и не появилось...
 

Чудь

Слегка радикальная река мокрых котиков
Команда форума
Место обитания
Ваша Мать Чехия
#31
Возложить цветы можно будет и после похорон
Я думаю, от Прадара можно ждать тематические вечера или выставку? Обязательно надо посетить. В моем личном восприятии вклада в конный спорт нашей страны с Громовой мог бы соперничать только Анастафьев
 

Perfecta

Отракененная
Место обитания
Москва,ЦМИ
#32
Возложить цветы можно будет и после похорон
Я думаю, от Прадара можно ждать тематические вечера или выставку
Если информация какая то будет-напишу обязательно.
 

Чудь

Слегка радикальная река мокрых котиков
Команда форума
Место обитания
Ваша Мать Чехия
#33
Моя работа с кобылой Дидой
Громова Н.

Моей Диде сейчас уже 12 лет. Это крупная гнедая кобыла с выразительными большими глазами, очень умная и чуткая.,
Однако спортивная биография ее сложилась не совсем удачно. Растяжение сухожилий левой передней ноги вывело ее из строя в самые хорошие годы, когда она с ее данными могла бы делать «чудеса» в том виде конного апорта, для которого она создана по своему экстерьеру. Это типичная стипльчезная лошадь.
Моя спортивная биография целиком связана с Дидой, несмотря на то, что почетное звание чемпиона в первый раз я завоевала не на Диде и что прыжки, которыми я очень увлекалась и добилась в них значительных результатов, я совершала не на ней.
Через мои руки прошло значительное количество лошадей, но с Дидой моя жизнь оказалась связанной крепче, чем с остальными. Дида пришла в конюшню «Пищевика» осенью 1947 г., после не совсем удачно сложившегося для нее скакового сезона на Московском ипподроме. Меня заинтересовала пугливая, недоверчивая трехлетка, шарахавшаяся от людей и не желавшая ничего брать из рук человека.
В это же время к нам поступило еще несколько новых молодых лошадей, из которых была создана особая группа, с которой я и начала работать. Трудное это было время. Дида была нелегкой лошадью. Нервна, пуглива до предела, и это мешало ей усваивать навыки, которые прививались молодой лошади на уроках.
Все видимо ей «мерещились» старты скачек. И не раз при поворотах вместо завершения фигуры мы с нею оказывались в один момент на другом конце манежа. Пришлось проявить массу терпения и безграничной ласки, чтобы успокоить ее настолько, чтобы можно было ею управлять. К тому же я была тогда сама молодым и неопытным всадником. Начав серьезно заниматься конным спортом лишь с 1947 г., я сразу столкнулась с огромными трудностями перевоспитания самой нервной и горячей по своей натуре лошади из тех, каких только мне приходилось встречать.
Однако Дида не осталась неблагодарной.
Из худой, костлявой и угловатой, с тонкой шеей и торчащими маклаками Дида превратилась в признанную красавицу лошадь.
Вспоминается первое выступление на соревнованиях и первая победа. В феврале 1948 г. состоялся конкур для молодых лошадей. Для неопытной и еще плохо управляемой Диды паркур был трудным. Но как будто чувствуя ответственность момента, Дида стала очень чуткой к всаднику. Она, как пташка, пронеслась над препятствиями и завоевала первое место.
С весны 1948 г. и по декабрь 1949 г. мы были разлучены. У Диды в это время родился сын, названный в честь отца Фиделио, что означает верный, преданный.
Дальнейшая наша дружба возобновилась с декабря 1949 г. Началась серьезная работа по подготовке Диды к многоборью и стипльчезам.
Элементы выездки, необходимые для первого дня многоборья, давались Диде трудно. Камнем преткновения явились и сокращенный галоп и прибавленная рысь (у Диды были очень плохие движения на рыси).
Но ничто, кажется, так трудно не давалась ей, как положение сбора. Скаковая растянутая лошадь, она боролась долго и настойчиво против желания человека сгруппировать, согнуть ее и заставить работать в таком положении. Но тут выявилось одно очень ценное качество: упрямая, нервная, она тем не менее, усвоив что-то, выполняла это всегда точно и расчетливо.
В упорной работе подошло незаметно первенство г. Москвы 1950 г. Так как никто не верил, что такая неуравновешенная, горячая лошадь, как Дида, может пройти это трудное испытание, ее в командное первенство .не включили. Но три дня личных соревнований закончились победой— Дида вышла на второе место.
Отличное прохождение кроссовой дистанции (6 км) натолкнуло моего тренера (М. М. Громова) на мысль пустить Диду на всесоюзных соревнованиях в стипль-чезе. Ее стипльчезный тип, аккуратность и настильность прыжков, достаточная напрыганность подтверждали правильность этой мысли.
Началась вдумчивая и серьезная подготовка. Признаюсь, было очень трудно: буквально все спортсмены, тренеры не верили в идею возможного совмещения одновременной подготовки к таким видам выступлений, как стипль-чез и многоборье.
Однако во всесоюзных соревнованиях Дида уже шла в многоборье за команду своей школы. Я поставила перед собой задачу провести Диду по многоборному испытанию без излишнего напряжения в борьбе за личное первое место, чтобы можно было в полную силу использовать ее в стипль-чезе, который разыгрывался через 3 дня. Отдохнув, мы с Дидой вышли на старт самого серьезного стипль-чеза в Советском Союзе. Дистанция — 6 км, количество препятствий — 18, высота их—120—140см.
Никогда не забыть мне этого дня. На старте Дида была так нервна, что пришлось ее держать двум сильным мужчинам и пустить ее сзади. Воспоминания так волнуют маня до сих пор, что не хватило бы страниц, чтобы их описать. Стипль-чез окончился победой Диды — установлением всесоюзного рекорда. А .потом... лотом наступил 1951 г., принесший нам с Дидой сразу 3 .победы — первую на московских соревнованиях— всесоюзный рекорд и звание чемпиона г. Москвы в четырехкилометровом стипль-чезе; вторую и третью на всесоюзных соревнованиях — 2 звания чемпиона СССР на многоборье и стипль-чезе.
Весной 1952 г., в самый разгар подготовки к летним соревнованиям нас постигло несчастье: из-за глупого случая, даже не на работе, Дида вышла из строя. Все лето было посвящено ее лечению, но о возвращении в строй стипльчейзеров и многоборцев говорить уже не приходилось. А на лето 1952 г. были задуманы такие большие планы и все рухнуло...
И вот тогда-то, чтобы не расставаться с любимой лошадью, я решила и самой переквалифицироваться: из спортсмена скаковика, прыгуна и многоборца стать спортсменом по выездке. Но это оказалось не так просто сделать.
Дида воспринимала все очень медленно и в основном из-за своей нервозности.
3 года большой работы позади. Многое в достигнутом еще остается шлифовать и отделывать, но результат тяжелого труда налицо: Дида вышла в число лучших лошадей Советского Союза по высшей школе.
Огромную помощь в подготовке к этому последнему виду оказал мне мой тренер, заслуженный мастер опорта И. М. Чалый. Я от всей души благодарна ему за это.Первый успех по высшей школе верховой езды Дида имела на московском первенстве 1955 г., завоевав для меня звание чемпиона г. Москвы по группе женщин и второе место в общем зачете. Из 7 присвоенных мне почетных званий чемпиона СССР и г. Москвы—5 .принесла мне Дида.


Н.Громова
Мастер спорта

"Коневодство и конный спорт" №3, 1956г
 

Чудь

Слегка радикальная река мокрых котиков
Команда форума
Место обитания
Ваша Мать Чехия
#34
Имя в истории
Всегда на коне!

Евгений Богатырев


Стокгольм 1956 г. XVI Олимпийские игры. Нина Громова со своей любимицей Дидой



«Нина Георгиевна Громова — ветеран Великой Отечественной войны, одна из лучших всадниц послевоенного СССР, символ великой эпохи, побеждавшая на чемпионатах страны и в выездке, и в конкуре, и в троеборье. Нина Георгиевна стала первой женщиной, которая бросила вызов сильному полу в стипль-чезе — исконно мужской дисциплине. Ее победы с рекордными результатами остались непревзойденными в истории конного спорта.

На протяжении многих лет работа Нины Георгиевны в FEI (Международная федерация конного спорта) способствовала созданию благожелательного отношения международного судейского корпуса к представителям советской выездки. Именно она во многом помогла всадникам сборной СССР по выездке достичь исторических успехов в конце 60-х — начале 70-х годов».

Так написано в аннотации к новой редакции книги Нины Георгиевны Громовой «Лошади и моя судьба», увидевшей свет в канун ее 95-летия, в январе этого года. К словам издателей можно многое добавить. Но я не стану этого делать, а просто дам слово ровеснице нашего журнала. Мы общались с ней в разное время — дома у Нины Георгиевны, на Центральном московском ипподроме, в Большом международном конном клубе «Прадар», руководство которого в лице Виты Козловой вернуло забытую, было, звезду советского спорта в конный мир, за что Вите Святославовне низкий поклон.

— Если не секрет, Нина Георгиевна, в каком возрасте вы прочитали «Анну Каренину» Льва Толстого?

— В седьмом классе. А с чем связан этот вопрос?

— Просто мне интересно узнать, обратили ли вы внимание на описание классиком стипль-чеза. Именно в этом романе впервые в художественной литературе дано подробное описание самого опасного вида конного спорта, в котором вы так замечательно проявили себя в начале 50-х годов XX века.

— Увы, — ответила Громова с улыбкой, — сердце у меня не екнуло. И о том, что когда-нибудь мне придется выйти на старт стипль-чеза, я не подумала. Да и занялась я конным спортом, учась в девятом классе.

— А что вас привело в конный спорт? Мечты о спортивных победах или любовь к лошадям?

— Борьба за звания или какие-то результаты меня никогда не интересовала. (И это говорит неоднократная чемпионка СССР во всех видах конного спорта! — Ред.) Я занималась спортом ради своего удовольствия, чтобы иметь возможность общаться с лошадью. Честно признаюсь вам, что, много лет выступая уже как спортсменка, я была не сильна в подсчетах очков, баллов, меня это не интересовало абсолютно. Мне только дай сесть на лошадь. Чтобы она делала то, что мне хотелось бы от нее добиться, причем делала бы с желанием, с удовлетворением от того, что исходит от всадника.

— Известно, как страстный лошадник Толстой описывал стипль-чез. Интересно услышать ваше определение этого опасного вида конных испытаний и понять, почему вы выбрали именно эту дисциплину, требующую от всадника отнюдь не женских качеств?

— Стипль-чез — это скачки с препятствиями, но препятствиями не такими простыми, как у конкуристов, которые сбиваются даже от прикосновения копыта лошади, а с «мертвыми» препятствиями, высота которых на дистанции 6 тысяч метров до 1,4 метров доходила, а на дистанции 4 тысячи метров — до 1,2 метров. И сложности этих стипльчезных соревнований в основном заключались в том, что всадник идет на лошади по дистанции не один, а сразу выпускаются, как на обычных скачках, по нескольку лошадей. По нескольку пар, так сказать.

В то время проводились в основном не столько личные, сколько командные соревнования. Приезжали конники из Узбекистана, Казахстана, Киргизии, из Ростова-на-Дону, Новочеркасска, да и Москва была широко представлена. Выпускали на старте сразу по 15—16 лошадей, в чем были свои сложности. Это самый опасный вид конного спорта, куда по правилам соревнований женщин не допускали. И я была первой спортсменкой, прорвавшей эту систему.

Дело было так. На тренировке по стипль-чезу один наш спортсмен, мастер спорта, неудачно преодолев препятствия, упал вместе с лошадью и разбился насмерть. Команде требовалась замена. На тренерском совете стали думать, кем заменить того конника. Замена была, но никто на эту лошадь, хотя она живой осталась, не хотел садиться. Тогда стали искать другую лошадь и пришли к выводу, что самая подготовленная — моя лошадь, решив отдать ее мужчине, новому члену команды. И тут мне пришлось проявить характер. Я сказала: «Готовила эту лошадь я, хотя и не к стипль-чезу, а к троеборью. Не отдам ее и всё! Делайте что хотите!» — «А что делать?» Я говорю: «Разрешайте мне скакать: я сама поеду стипль-чез». Скандальное такое совещание вышло... Кончилось это тем, что пришлось обращаться во Всесоюзную коллегию судей с просьбой впервые разрешить женщине выступить в стипль-чезе. Там потребовали от меня расписку, что если со мной что-то случится непоправимое, то я никому не буду предъявлять претензий. Вот таким образом я попала на первый стипль-чез. А дальше уже не требовалось новых разрешений. Просто дверь была открыта.

— Это какой год? Напомните, пожалуйста.

— Это был 1950 год.

— Вы пришли тогда к финишу первая. Как это было?

— Первый этот стипль-чез на 6 километров. Он был не только командный, но и особенный, потому что команда КВОКШа (Краснознаменная высшая офицерская кавалерийская школа, в будущем — ЦДКА) заявила о своем намерении побить рекорд СССР, стоявший 12 лет, с довоенных времен. Выступали лучшие спортсмены на великолепных лошадях. У меня есть фото, на котором как раз видно последнее препятствие,120 сантиметров высотой, оно таким небольшим кажется. Но выступали лучшие всадники. Елясов на великолепной кобыле Дрофе. Он вел скачку в основном. Потом вышел вперед главный претендент на побитие рекорда Сафаров на Глазе. И третьей на последнем препятствии я вышла вровень с ними. И закончилось это соревнование побитием рекорда. Но рекорд был побит не Глазом, а моей лошадью Дидой — 7.47,7, то есть 7 минут 47 секунд, 7 десятых еще. Кстати, был такой кавалерист Лобачев — полковник, в прошлом великолепный спортсмен из КВОКШа. Он, что называется, до самых последних дней своих никогда не называл меня ни по имени, ни по отчеству, ни по фамилии. Когда он работал в Битце тренером, то всегда, если я ему нужна была, на весь манеж кричал: «“Семь сорок семь”, подойди ко мне!» Вот такое прозвище он мне дал на всю жизнь. Было приятно, что так долго это помнилось людьми. Но самое интересное, что мой рекорд до сих пор стоит! А ведь ему уже более 65 лет!


Михаил и Нина Громовы. Прекрасная пара



— Это правда, что ваш муж и тренер, легендарный летчик-испытатель Михаил Громов после финиша, поздравив вас с победой, сказал: «А могла бы пройти дистанцию еще резвее!»?

— Правда. Это он судил по состоянию лошади: Дида была в полном порядке после окончания соревнования, словно и не скакала... Такой у Михаила Михайловича был характер, заряженный только на победу...

Громов, конечно, отличался от всех. Прежде всего тем, что в тренерском деле опирался на науку. Как-то раз я купила брошюру профессора Яковлева из ленинградского института физкультуры имени Лесгафта. Этот профессор очень серьезно занимался исследованиями процессов, происходящих в мышцах спортсменов во время тренировок, изучал, какие изменения происходят в организме человека под воздействием серьезных нагрузок. И на основании своих исследований заключал, за счет чего можно улучшить результаты спортсменов, особенно бегунов. Я прочитала и подумала: интересно и очень важно это всё знать! Положила книжку на стол мужу. Прочитал и он, после чего сделал выводы, какие нужно ввести коррективы в тренировочный процесс, чтобы повысить скоростные качества лошади и увеличить ее выносливость…

Громов обратил внимание на методику подготовки к стайерским дистанциям чешского легкоатлета Эмиля Затопека. Он изучил и его методику, и систему подготовки скаковых и беговых лошадей. С беговыми проще было, потому что муж сам даже выступал на ипподроме в роли наездника под фамилией Михайлов. Неудобно было Громову выступать под своей фамилией. В то время она была на слуху... Обладая аналитическим умом, он соединил очень многие элементы тренировок из разных видов спорта и создал свою собственную систему подготовки спортсмена и лошади. Между прочим, позже на основе его записей я издала брошюру «Подготовка стипльчезной лошади». Во время тренировок с Дидой я как раз пользовалась этой методикой мужа (под его руководством, конечно), что и привело к таким хорошим результатам.


Нина Громова верхом на Танкетке



— Интересно, а где познакомилась чемпионка страны по конному спорту с генералом-полковником авиации?

— На конюшне, в конноспортивной школе «Пищевик». Он первым обратил внимание на красиво сидящую на лошади и смело преодолевающую препятствия девушку. И сошлись мы не просто как два человека, но как два человека с общими духовными запросами. Поэтому, видимо, и сумели прожить почти 40 лет вместе, подчас в непростых обстоятельствах.

— Говорили, что уж если Громов что-то решил, переубедить его было невозможно...

— Эти слова я впервые услышала от товарища мужа, участника героического перелета через Северный полюс Андрея Борисовича Юмашева. И позже поняла, что они значат. Так, в 1956 году муж решил, что мне пора заниматься дочерью, потому что она в школу пошла. Да и Дида подошла к возрастному рубежу, когда от нее можно получить интересного жеребенка. Одним словом, прощай, спорт! Диду отдали в Прилепский завод под Тулой. Но любовь к ней у меня не угасла до сих пор. Я постоянно вижу ее во сне...

Когда наступило лето, я отправилась ее проведать в Прилепы. Приехала. Там 8 километров до станции. Меня встретил начкон, и я сразу попросила: «Проведите меня к Диде». А он отвечает: «Она в табуне, на выпасе». Я говорю: «Ну и что? Я хочу туда». Мы поехали. Табун большой. Я смотрю и не вижу ее, не узнаю свою Диду. Все лошади одинаковыми кажутся. Они все вместе сгрудились. Похоже, отдых у них был дневной...

Тогда я начала кричать: «Дида, Дида!» А начкон смеется, говорит: «Вы плохо разбираетесь в лошадях, раз вы зовете. Из табуна лошадь никогда не выйдет даже на голос знакомого человека». А я свое кричу: «Дидуня!» И вдруг где-то в середине табуна поднимается голова лошади, шея такая длинная у нее, и поворачивается в мою сторону. А потом эта лошадь грудью растолкала стоявших перед ней кобыл и направилась прямо ко мне. Подошла, вздохнула, уткнулась носом в грудь. Начкон диву дался. Было удивительно, что лошадь так отозвалась на зов человека. Можете из этого заключить, что любовь была не только с моей стороны, но и со стороны Диды, со стороны лошади. Недаром у нас в конном спорте говорят, что не всадник соревнуется, не всадник выиграл — а пара. Я всегда возмущаюсь, когда в печати пишут, что такой-то выиграл то-то.

— Вместе с вашей партнершей Дидой вы, Нина Георгиевна, выиграли чемпионаты страны во всех видах конного спорта. Что предопределило это уникальное достижение?

— Главное в нашем виде спорта — это любовь! Любовь к лошади! И бесконечное терпение! Конник должен забывать о своих нервах и помнить, что ошибки лошадь делает, как правило, по его вине. Человек чаще ошибается. Что означает ошибка с его стороны? Он неправильно подает лошади знак или не в том месте, и она растерялась. Она не поняла, что ей нужно делать. Это очень важный момент в работе с лошадью. Потом я должна сказать: люди забывают, что у лошади есть свой характер, и она тоже мыслит, по-другому, может быть, нежели человек. Но не надо забывать, что человек всё-таки должен быть умнее лошади. Не грубостью брать, а умом, терпением и критикой прежде всего себя. Лошадь сильнее человека, и эту силу одолеть силой человеческой невозможно. Нужны ум человеческий и хитрость определенная. И не стоит усложнять свою жизнь и работу с лошадью. Нужно получать от этой работы радость, стараясь, чтобы лошадь от этой же работы тоже получала удовлетворение.

— Наверное, вас часто спрашивают о секретах вашего долголетия. Я не буду оригинален и задам примерно тот же вопрос: за счет чего вам удается жить без оглядки на прожитые годы?

— Помните, как Уинстон Черчилль, проживший долгую и активную жизнь, ответил на подобный вопрос? «Я не делаю зарядку, ем, что хочу, пью, курю, гуляю», — это сказал первый граждан Великобритании, когда ему было прилично за 90. Могу ответить примерно то же самое. Разве что не курю и систематически делаю зарядку. А если говорить всерьез, то мне хотелось бы вспомнить слова Натальи Петровны Бехтеревой, руководившей Институтом мозга человека Российской академии наук. Она как-то призналась, что внутренняя сила мысли и процесс творчества могут не только помочь преодолеть разные недуги и невзгоды, но и значительно продлить жизнь... Я активно занимаюсь творческой деятельностью, помогаю спортсменам и тренерам постичь тонкости конного спорта, общаюсь со школьниками, ветеранами войны, принимаю участие в работе Федерации конного спорта России. Мне просто некогда стареть!

— Нам, как и вам, 95 лет. Что бы вы пожелали «ФиС»?

— Больше интересных статей о спорте и здоровом образе жизни. И давайте доживем вместе до 100 лет!

Беседу вел Евгений БОГАТЫРЕВ
 

Чудь

Слегка радикальная река мокрых котиков
Команда форума
Место обитания
Ваша Мать Чехия
#35
ПРОЩАЯСЬ С НИНОЙ ГРОМОВОЙ
Еще вчера я читала ей поздравления ко Дню Святой Нины, который Нина Георгиевна символически «назначила» своим Днем рождения! Она любила шутить, что празднует свой День Рождения, как лошадь, в начале года, потому что с настоящим ее Днем Рождения получилась некая путаница: в паспорте была обозначена одна дата, а её мама называла другую. Вот так и вышло, что День Святой Равноапостольной Нины превратился для Нины Георгиевны в День Рождения…

Некоторые поздравления, присланные конниками разных стран, были настолько трогательными, что у меня на глазах наворачивались слезы… Я читала надеясь, что Нина Георгиевна меня слышит! Врачи сказали: «должна слышать!», но сомнения были... Она находилась в медикаментозном сне после обезболивающих… И вдруг, в какой-то момент, она протянула руку… Я все еще думала, что это непроизвольное движение… И тогда она снова повторила попытку взять меня за руку... Я взяла её слабую худенькую руку в свои ладони, крепко сжала и поцеловала в висок... Она слышала, и она меня ждала…!!!

Даже умирая, она осталась верна себе. Нина Георгиевна никогда не изменяла своему слову. Она обещала меня дождаться, обещала, что мы отпразднуем ее День Рождения 27 января и даже почти уже перейдя черту, отделяющую жизнь от смерти, там, за чертой, она ждала и не уходила, не исполнив своего обещания!

В последние годы она оставалась единственным человеком в российском конноспортивном сообществе, который «собирал не собираемое», как метко выразился основатель клуба «Русский алмаз» Толя Исачкин! В нашем очень разобщенном мире, только на Громовские чаепития 27 января приезжали все! Или почти все... Поэтому мы шутя называли Нину Георгиевну «островком разума»!
22 октября 2018 года, когда её в очередной раз госпитализировали, Нина Георгиевна писала мне: «Пишу Вам в тяжёлую минуту моей жизни. Ночь. Больница. Не могу спать: задыхаюсь... Не знаю доживу ли до утра, поэтому пишу Вам эти строки сейчас. Последние годы жизни на этой прекрасной земле были для меня волшебными, причем неожиданно для меня. Спасибо за понимание сложностей нашей жизни и оценку совершенного старшим поколением, к которому я принадлежу... С любовью и уважением. Бог еще хранит меня. Громова.»
Сейчас читаю эти бесценные строчки, которые я буду бережно хранить, и плачу...

К моему глубочайшему сожалению мы подружились с Ниной Георгиевной только в последние годы, хотя знакомы были много лет...
Перед Кубком Президента 2002 года, шестнадцать лет назад, Елена Владимировна Петушкова предложила кандидатуру Нины Георгиевны в качестве председателя апелляционного жюри. Говорила, что это единственный человек, достойный этой роли, человек авторитетный, знающий, к которому обязательно прислушаются при решении спорных вопросов всадники с мировыми именами. Но тогда, в моем незрелом восприятии, Нина Георгиевна была человеком из очень далекого, казалось ушедшего безвозвратно, прошлого и я была совсем не уверена, что она справится с этой ответственной миссией в свои 80 лет. Как же я тогда её недооценивала! Исключительно из вежливости я попросила водителя привезти Нину Георгиевну в Клуб «Pradar”. Она приехала, ждала меня на балконе манежа с собачкой на руках. Увы, я уделила ей тогда, в нашу первую встречу, буквально пятнадцать минут. Мы поговорили, но разговор получился каким-то отстраненным, «протокольным» что ли... . Дань вежливости, не более.

Как я сейчас сожалею об этом!
Потом были долгие годы забвения... Со своими знаниями, своим феноменальным опытом Громова была никому не нужна и уже почти привыкла к этому! Но слава Богу, с годами (лучше поздно, чем никогда!) ко мне пришло осознание её роли в истории конного спорта нашей страны и масштаба её личности! И я стала как бы «наверстывать упущенное»! Поначалу Нина Георгиевна очень удивлялась неожиданному вниманию, держалась настороженно, и только потом, оттаяв и доверившись, «распахнула» свое сердце... Больше мы уже не расставались!!!

По-настоящему я «открыла» для себя Нину Георгиевну, когда мы затеяли подготовку выставки «Девушка. Лошади. Самолеты». Мы с коллегами буквально влюбились в неё, её воспоминания, в её душу, в Михаила Михайловича Громова!!! Я никогда не забуду ее глаза, когда ей подарили жеребенка, потомка ее знаменитого Фиделио! Как она гладила его, как она на него смотрела… И слезы счастья, когда в день празднования её 95-летнего Юбилея была убрана ткань, покрывающая наш подарок - портрет с Дидой! Я ждала какой угодно реакции, даже накануне не могла уснуть, потому что мне представлялось, как прямолинейная и принципиальная Громова, взглянув на портрет скажет: «Спасибо, потрет замечательный, но все-таки это не Дида!». Художница Полина Лучанова писала портрет со знаменитой фотографии, сделанной шведским фотографом! Фотография была черно-белой и чтобы выяснить у Нины Георгиевны, какого именно оттенка была гнедая масть Диды, мы шли на всяческие ухищрения - ведь сюрприз должен был оставаться сюрпризом! Поэтому мы, вроде бы из простого любопытства, привозили ей каталоги немецких жеребцов, и Нина Георгиевна с удовольствием указывала на фото лошадей с похожей мастью. К моему огромному облегчению, когда драпировка была убрана с портрета, Громова воскликнула: «Дидочка моя дорогая! Как живая!» И добавила: «Невероятно, но черно-белое фото не производило на меня такого впечатления!»
Сколько в ней было аристократизма, силы духа!!! Перед открытием выставки «Наследие великой страны» Нина Георгиевна очень плохо себя чувствовала... Но она обещала открыть экспозицию, а значит - не могла подвести! Она умылась холодной водой, приняла обезболивающие таблетки и отправилась перерезать ленточку, говорить речь! На ней «не было лица», но она держалась из последних сил! После церемонии открытия я предложила отвезти ее домой, но Нина Георгиевна в ответ неожиданно улыбнулась: «Нет, я домой не поеду - таблетки, кажется, начали действовать, поэтому я намерена остаться, чтобы пообщаться с дорогими друзьями и коллегами, которых я так редко вижу!».

В девяносто пять она решилась сесть на лошадь! Больше двадцати лет, получив травму при падении, Нина Гергиевна ходила, опираясь на палочку и была уверена, что больше никогда ей не быть в седле. Только Нина Георгиевна перестала бы быть собой, если бы проворчав: «Вита, вечно вы что-нибудь эдакое придумаете…», не пошла в конюшню знакомиться с Мулен Руж, на которой ей предстояло ездить. Гнедая кобылка, чем-то отдаленно напомнившая Громовой Диду, ей очень понравилась и Нина Георгиевна решилась! Её фотографии в седле облетели весь мир! И какой же она была в тот день молодой и счастливой…

Милая, любимая моя Нина Георгивна… Я пока не представляю, как я буду жить без вас… Уверенна, что Вы будете незримо хранить меня! Я твердо знаю – если мне будет трудно, я вспомню вас, вашу силу и стойкость, и все смогу преодолеть…


Прощание с Ниной Георгиевной Громовой состоится 30 января в Колонном зале Центрального Московского Ипподрома. (Москва, ул. Беговая 22) с 9 до 12.00, после чего гроб будет перевезен в ритуальный зал ЦКБ для отпевания и кремации.

Н.Г.Громова будет похоронена на Новодевичьем кладбище рядом с мужем – знаменитым летчиком Михаилом Громовым.

Автор Вита Козлова https://www.facebook.com/profile.php?id=100004598196110
 

Чудь

Слегка радикальная река мокрых котиков
Команда форума
Место обитания
Ваша Мать Чехия
#36
Nina Gromova Passed Away

Russia

Nina Gromova back in the saddle at age 95 in 2017
Russian legendary dressage rider Nina Turbina-Gromova has passed away on 28 January 2019 at the age of 97.
After an illustrous career as a competition rider, trainer and international judge, she became the honorary President of the Russian Equestrian Federation in 2017.
The 1922 born Gromova was a World War II veteran and worked as a military translator and radio broadcaster. She received a government medal for her aid in the construction of defensive fortifications outside Moscow in 1941.
Nina Gromova is a well known sports woman and Russian equestrian sport record holder. She is famous for competing the same horse – thoroughbred Dida (by Blasius x Dideldumdei) – in show jumping, eventing, steeple chase and dressage. Both in eventing and jumping Nina Gromova and Dida were national champions, in 4 and 6 km steeple-chase races this pair set national records and one of them still remains unbeaten.
She achieved her most glorious success on Dida in dressage, competing at Grand Prix level. She was the traveling reserve for the 1956 Olympic Games in Stockholm (sole woman representing Russia in Stockholm!).
After retiring from an active sports career, she was the first Russian representative in the FEI sports committee. She helped develop the modern rules for dressage. She assisted the Russian team to won gold at the 1968 and 1972 Olympic Games.
A farewell ceremony will be held at the Moscow race track on 30 January 2019, after which she will be buried at the Novodevichy cemetery next to her husband, renowned aviator Mikhail Gromov.
 

Perfecta

Отракененная
Место обитания
Москва,ЦМИ
#38
С сайта БМКК "Прадар"
В день прощания с покойной Ниной Георгиевной Громовой - заслуженным мастером спорта, Почетным Президентом ФКСР, в колонном зале Центрального Московского ипподрома прозвучали искренние, теплые, полные горечи утраты слова в память об ушедшей легенде конного спорта.

Хотелось бы поблагодарить за проникновенную речь и огромную помощь в организации похорон президента Федерации конного спорта России Марину Владимировну Сечину, а также:

ОАО "Росипподромы" и лично генерального директора Николая Васильевича Исакова;

Председателя комитета по выездке, основателя КСК "Пассаж" Анатолия Геннадьевича Балыкина, г. Нижний Новгород;

Исполнительного директора ФКСР, исполнительного директора Международной Федерации Конноспортивной Джигитовки Сергея Владимировича Калинина;

Основателей КСК "Аль-Фарес" Рами и Галину Аль-Шаер;

Мэра города Лыткарино, президента Федерации конного спорта Московской области, Президента Международной Федерации конноспортивной джигитовки, основателя КСК «Созидатель» Евгения Викторовича Серегина;

Публициста, судью по выездке Асию Хайретдинову;

Представителей летно-исследовательского института им. М.М.Громова;

Представителей Центрального аэрогидродинамического института имени профессора Н. Е. Жуковского;

Инну Андреевну Веремей - руководителя секции вдов Героев Межрегиональной общественной организации "Клуб героев Советского союза", - вдову Героя Советского Союза, Заслуженного летчика-испытателя СССР Веремея Бориса Ивановича;

Фридриха Сергеевича Логинова - переводчика, благодаря которому все мы смогли прочесть книгу олимпийского чемпиона по троеборью Франца Майрингера "Лошади созданы, чтобы быть лошадьми".

На могилу усопшей были возложены памятные венки от Международной Федерации конного спорта (FEI), Федерации конного спорта России, конников Украины, конников Белоруссии, конников Литвы, КСК «Отрада», КСК «Новый Век», БМКК «PRADAR», благотворительного фонда "Ваня", букеты от сотен профессионалов и любителей конного спорта.

15490107070_.jpg
 
Сверху Снизу